Алла Романовская о благотворительности (фонд «Старость в радость»)

Алла Романовская, координатор благотворительного фонда «Старость в радость» (http://starikam.org/ ), рассказала, могут ли письма быть благотворительностью, что пугает людей в деятельности фонда и о чём мечтают команды хороших благотворительных организаций.

Что сподвигает людей заниматься благотворительностью?

Люди разные, простите за банальность, и помогают тоже по-разному. Мы уверены, что желание помогать другим — такое же естественное, как, например, желание общаться, гулять в парке, читать книги. Просто каждый по-своему выбирает способ и адресата помощи — делом или деньгами, детям или котятам... А дальше, когда один раз помог, испытываешь такое удовлетворение и радость, что продолжить можно уже ради этой радости, каким бы ни был первый мотив. Уж при личном общении в домах престарелых пожилые люди точно дают нам больше, чем от нас получают, — позитива и любви, даже если на обратном пути кто-то из волонтеров плачет. Да и помощь деньгами — это покупка не столько подгузников, сколько ощущения, что мы все не чужие друг другу, инвестиция в радость и в такое родство с бабушками и дедушками, которых ты никогда не видел.

Конечно, кто-то помогает в память о своих уже ушедших бабушках и дедушках, кто-то — чтобы оставить след на земле (новая кровать у лежачего дедушки где-нибудь в далекой деревне — хороший след), кто-то из религиозных соображений. Кто-то перерабатывает в помощь ничейным бабушкам собственный страх перед старостью и одиночеством. В любом случае даже небольшая помощь лучше, чем никакой, и это всегда инвестиция в счастье.

С какими сложностями сталкиваются благотворительные фонды в процессе своей деятельности?

Сложно находить тех, кто может помочь. Нам (вернее, нашим бабушкам) везет: те, кто хочет им помогать, часто сами нас находят. Но потребностей в помощи куда больше, чем возможностей у тех, кто уже помогает. Сложностей добавляют общественные стереотипы, начиная от «те, кто попал в домах престарелых, сами виноваты» (это в абсолютном большинстве случаев не так, не застрахованы даже многодетные; а даже если кто и виноват, то к попаданию в учреждение не должно прилагаться дефицита лекарств и постельного белья).

Еще один стереотип, который мешает всем фондам, — представление, что фонды создаются кем-то ради наживы. Мошенники существуют, но честный фонд достаточно легко отличить — и поддержанию стереотипа, скорее всего, способствует дефицит времени и сил на то, чтобы разбираться, как именно проверить прозрачность фонда. Кстати, проверить фонд гораздо проще, чем проверить частного человека, который обращается за помощью, будь то в реальной жизни или в интернете. Именно нашему фонду мешает страх соотечественников перед темой старости. Если поставить стенд с названием фонда где-нибудь в торговом центре, где посетители изначально не настраивались думать о помощи другим, то многие дальше слова «старость» даже не читают, сразу пугаются, говорят волонтерам нечто в духе «мне тяжело даже думать об этом» и бегут дальше.

благотворительный фонд старость в радость

По какому принципу руководство БФ выбирает направление деятельности? Это происходит само собой или на основе серьезного анализа сферы благотворительности?

Мы выбрали направление деятельности, когда фонда еще не было, и вряд ли его будущее руководство — первокурсница филологического факультета мгу Лиза Олескина — знала, сколько в дальнейшем ей понадобится серьезного анализа и сферы благотворительности, и сферы социальных проблем в России. Но тогда она зашла в дом престарелых в селе Псковской области в надежде записать частушки и песни для фольклорной практики, а потом позвала соучеников попеть с его жильцами под гитару. Конечно, этап анализа был и тогда: она искала, есть ли фонды, помогающие таким бабушкам и дедушкам, и не нашла их. Это не помешало, а только подтолкнуло заниматься помощью пожилым. А фонд был зарегистрирован как юридическое лицо лет через пять, и за пять лет с того момента пришлось многому научиться. В том числе анализу.

В других фондах может быть по-другому. Например, «Живой» создан именно потому, что не было фонда, помогающего взрослым, а «Галчонок» — потому, что не было фонда, специализированного для помощи детям с поражениями ЦНС.

Что ждет благотворительные фонды в будущем (5-10-20 лет)?

Будущее благотворительных фондов очень зависит от обстановки в России. Хочется верить, что будет расти осведомленность людей о возможностях помочь и желание помогать. Что будут работать механизмы борьбы с настоящими мошенниками, а не создания сложностей для фондов, которые можно записать в «иностранные агенты» даже за пожертвование из-за рубежа в 10 долларов и за соглашение о сотрудничестве с профильным министерством в регионе (это считается политической деятельностью). Что на работу в фонды будут приходить профессионалы высокого уровня из разных областей жизни. Возможно, что обстановка не будет способствовать развитию благотворительности. Тогда работать будет труднее, но тогда и еще труднее будет без помощи тем, кто нуждается в ней и сейчас, а значит — мы по домам не разойдемся. Для сбора такого же объема помощи нужно будет приложить больше сил — будем искать силы. По большому счету, команда каждого хорошего фонда мечтает о том, чтобы необходимость в фондах отпала, то есть те проблемы, ради решения которых мы собрались, были бы преодолены. Когда каждому дедушке и каждой бабушке в России будет хватать не только еды и лекарств, выданных государством, но и квалифицированного ухода, и человеческого общения, потому что к ним в гости — домой или в дом престарелых — будут постоянно приходить родственники, знакомые и волонтеры, мы с радостью займемся чем-то еще. Но явно это будет не в ближайшие 5-10-20 лет.

Какие виды благотворительных действий существуют (сбор вещей, перечисление средств, поездки и пр.)? Какие из них совершают люди охотнее и чаще всего?

Способ помогать может найти почти любой человек — от студента до мамочки в декрете, от бизнесмена до пенсионера. Кроме перечисления средств, можно купить необходимые вещи (начиная от подгузников и белья и заканчивая отопительным котлом в сельский дом престарелых, а также нужны сладости и чистящие средства, материалы для творчества и инвалидные коляски). Все это можно привезти к нам на склад или напрямую в дом престарелых — мы поможем разобраться в нуждах и наладить контакт. Можно поехать с нашими волонтерами и пообщаться с бабушками и дедушками, записать и подготовить к публикации истории их жизни. Можно помочь с транспортом — это регулярная потребность как по Москве, так и по регионам. Можно помочь фонду с дизайнерской работой, рукодельницы могут передать свои изделия и выпечку для благотворительных ярмарок или провести благотворительный мастер-класс. Можно посвятить благотворительности любое событие от дня рождения до экскурсии в зоопарк с хорошим гидом. Если вы умеете делать прически — можно поехать и бесплатно подстричь бабушек и дедушек, или сделать желающим маникюр. Можно писать письма и отправлять открытки на дни рождения.

благотворительный фонд старость в радость

Каждый выбирает сам, что ему доступно и приятно. Многие помогают не раз и не два — это очень радует. Пожертвования деньгами тоже лучше всего делать регулярно, подписавшись на автоматические перечисления с банковской карты. Это позволяет фондам планировать помощь: например, у нас уже около ста нянечек, которые в регионах ухаживают за колясочниками и лежачими, и нам хочется быть уверенными, что мы сможем заплатить им зарплаты в следующем месяце, а пока у нас такая уверенность бывает редко.

Поделитесь самой яркой вашей историей в рамках благотворительной деятельности.

В нашей деятельности каждая история является уникальной, потому что за всеми ними стоят человеческие отношения и судьбы, переплетающиеся удивительным образом.

Самые яркие истории происходят в основном с письмами и открытками, когда люди, еще вчера ничего не знавшие друг о друге (например, бабушка из одного из интернатов в Псковской области, давно потерявшая родственников, начинает получать письма от незнакомой девушки из Риги, увидевшей фото бабушки на сайте фонде) становятся необычайно близкими и родными друг другу, а письма, которые бабушки и дедушки получают по почте, становятся ниточками, связывающими еще недавно совсем чужих людей. Люди часто начинают писать письма просто так, не ожидая ответа, потому что это несложный и очень душевный способ помочь, а потом внезапно пожилой человек отвечает, завязывается переписка и вот уже на «своего» бабушку или дедушку человеку хочется посмотреть «вживую», они едут в дом престарелых и уже из «внуков по переписке» становятся настоящими внуками, которых ждут с гостинцами, о которых беспокоятся, по которым скучают.

Иногда у таких историй есть и трагичные нотки.

В один из интернатов привезли дедушку в совсем уже слабом состоянии, одинокого, за которым некому было ухаживать, и который тяжело и мучительно угасал. И волонтеры фонда попросили совсем незнакомых людей в интернете написать этому дедушке открытки, чтобы немного его подбодрить. На просьбу откликнулись сотни людей, присылавшие весточки со всех уголков мира.

В следующую поездку кровать дедушки уже была пуста, но на тумбочке лежали просто горы открыток, а персонал рассказывал, что все последние дни почтальоны приносили и приносили ему открытки, а санитарочки читали их и дедушка радовался, что о нем думает столько добрых людей, читал их весточки, отвлекался от своего состояния и ушел с улыбкой, потому что он был уже не одиноким, а чувствовал эту поддержку.

Такие истории случаются регулярно, потому что, конечно, в домах престарелых редко оказываются люди, у которых есть родные, готовые окружить их заботой. И тогда чужие люди становятся ближе родственников, и они готовы дарить свое тепло и внимание, а бабушкам и дедушкам зачастую только это и необходимо — почувствовать себя кому-то нужными.

2016-10-25, Anny (обновлено 2016-10-26)