Истории малого бизнеса. Елена Грищенко (Дизайн-студия АСК)

В поисках историй малого бизнеса мы познакомились с Еленой Грищенко, координатором проекта «Живой город» и ответственным секретарем Общественной рабочей группы при ДПиООС. Она поделилась с нами своей историей малого бизнеса, связанной с дизайн-студией «АСК»

«Качественно, дешево, быстро — не бывает!»

Аксиома полиграфистов

Странная штука память. Вроде бы уже практически не помнишь, что было 15 или 20 лет назад, только какие-то базовые события, произошедшие либо в собственной жизни, либо в обществе... А если по какой-то причине и начинаешь вспоминать, то тут такие подробности вылезают, что только остается растерянно покачать головой и спросить себя: «Неужели все это происходило именно так?» 

От восхода до подъема

Август месяц в постсоветской России принято называть «черным». Вот и 1998 год тоже попал в печальную хронику, хотя для нас он начался более чем благополучно. Январские каникулы были загружены дизайном и версткой пилотного номера каталога «Обувь сезона», над которым в авральном режиме работали абсолютно все сотрудники. Даже сисадмину пришлось «обтравливать» ботинки и кроссовки в Adobe Photoshop, чтобы их можно было разместить на нужном фоне. Он потом долго ругался по этому поводу, ибо возни со шнурками там было выше крыши. Печатались мы у своих партнеров в Финляндии, поскольку в те времена российские типографии еще не могли предоставить качественную печать глянцевого журнала. В марте был следующий выпуск, а летом к нам пришел заказ на дизайн и верстку каталога русских книг для израильской книготорговой фирмы «Русское слово». Современным гуру допечатной подготовки сложно представить, что когда-то приходилось засовывать в сканер книгу, чтобы отсканировать для макета ее обложку.  

В конце июля 1998 года один из дистрибуторов IBM пришел с заказом на дизайн и печать многополосного буклета по серверам серии AS400. Запустив процесс, я поехала отдохнуть в Одессу, собираясь вернуться 18 августа. 14-го заказчик должен был, отправить на наш счет оплату тиража. В те времена счета выставлялись в условных единицах (у.е.), привязанных к доллару, но оплачивались в рублях по курсу ЦБ РФ на день оплаты. А 17 августа грянул дефолт и курс рухнул в полтора раза с 6 до 9,5 рублей/доллар. В этой ситуации мы не только не получали прибыль, но еще и оставались должны типографии. 

Поезд в Москву уходил вечером 17-го, мобильники тогда еще были редкостью, а на письма по поводу оплаты тиража, отправленные в Москву из офиса моего одесского приятеля, ответов не было. Я на дух не переношу самогон и никогда до того дня не пила с утра, но до сих пор благодарна украинским мужикам, севшим в соседнее купе поезда Одесса-Москва утром 18 числа и напоившим меня самогоном с черным хлебом и салом, иначе просто скатилась бы в истерику. Первый вопрос, заданный встречавшему меня мужу, был про оплату тиража. Услышав, что платеж нам не успели отправить, я рухнула на скамейку и выдохнула. Пронесло. 

А ведь в мае 1996 года начиналось все весьма шоколадно. Был маленький офис в технопарке на Коломенском проезде, дом 1а, где сидело множество ИТ-компаний различного профиля. В паре из них я работала до того, как решила уйти в самостоятельное плавание, поэтому особенных проблем с клиентами и заказами не предвиделось. Один старый школьный друг одолжил денег на оборудование и открытие фирмы. Занимались мы полиграфическими работами, в т.ч. упаковкой для программных продуктов, и немного веб-дизайном, на тот момент абсолютно новым направлением. Я постигала премудрости управления и экономики предприятия, совершенствовалась в знании допечатной подготовки и различных процессов печати, искала новых подрядчиков с оптимальным соотношением цена-качество. Но, увы, дефолт 98-го капитально подрезал крылья мелкому и среднему бизнесу. Почему мы не закрылись, ответа не знаю до сих пор. Вероятно, потому, что мы были ну очень маленькими, и нам легко было перестроиться. 

Потом были безумно тяжелые полтора года, когда мы просто пытались выжить. К зарплате сотрудников прибавился лишний ноль, правда теперь она была уже в рублях. То есть вместо $500 стала 5000 руб., но ребята не ушли искать более «хлебные» места, за что им большое человеческое спасибо. 

Постепенно российский бизнес вылезал из ямы, хотя многим пришлось закрыться: кто-то обанкротился, кто-то решил больше не играть с государством, меняющим правила по ходу игры. Вернулись некоторые старые заказчики, стали появляться новые, окружающий мир восстанавливался и стремился к некоему равновесию.  

После терактов 11 сентября 2001 года в Америке вспомнилось, что на обложке того самого, «дефолтного» буклета взорванные башни-близнецы были изображены в виде ИБМовских серверов. Почему так получилось, и какова незримая связь этой трагедии с российским дефолтом? У меня нет ответа на этот вопрос, возможно, это было предвидение, которое помогло мне потом, в 2009 году, сделать правильный выбор и прекратить деятельность компании как юридического лица. 

От вершины до финала  

С начала до середины 2000-х наша студия росла, не столько количественно, сколько в качественном отношении. Мои друзья, занимающиеся веб-разработками, пригласили нас к себе, и мы переехали в новый офис, с меньшей арендой платой, пусть он и находился в «непрестижной» промзоне на 5-й Кабельной ул. В результате жизнь двух небольших компаний в одном офисе оказалась вполне комфортной. Каждый занимался своим делом, что не мешало нам вместе справлять праздники, общаться вне работы и помогать друг другу, когда эта помощь была нужна. Я решила получить второе образование и в 2004 году закончила ИЖЛТ по специальности « журналистика». Правда, получив на госэкзамене четверку, плюнула на «корочки» и диплом писать не стала. Зато мое новое гуманитарное образование помогло нам расширить спектр услуг в область словесности: копирайтинг (написание рекламных текстов), нейминг (разработка названий, слоганов и девизов) и литературное редактирование. 

«Мы печатаем все, кроме денег и ценных бумаг». Это можно было сказать и про нас. Попутно ребята успешно освоили технологии производства бизнес-сувениров, широкоформатной печати, нанесения изображений на текстиль с помощью термопереноса. Некоторое время мы делали работы по персональному имиджу, включая услуги шоппера, парикмахера-стилиста и подбора ароматов, а также по дизайну и пошиву одежды даже с индивидуальными заказчиками.  

Я далеко не самый лучший «верхний» начальник, ибо «принцип Питера», утверждающий, что «в иерархической системе каждый индивидуум имеет тенденцию подняться до уровня своей некомпетентности», еще никто не отменял, а в подавляющем большинстве случаев бизнес-структуры относятся именно к таким системам. Сейчас можно с уверенностью сказать, что моя дизайн-студия была неосознанной попыткой выбраться за рамки шаблона и создать некое подобие того, что называется горизонтальной структурой. Это когда в рабочих группах или проектах участники занимаются теми направлениями, в которых наиболее компетентны, а координаторами являются люди, наилучшим образом формулирующие задачи для членов группы и координирующие работу в целом. Они в тоже время могут быть простыми участниками в других проектах, даже не связанных с теми, где они координируют процесс. Скорее всего, и эта, и другие, изложенные ниже, послужили причинами закрытия студии в 2009 году и моего дальнейшего нежелания заниматься предпринимательством, возможно, за исключением социального. Но рассказ не об этом. 

Прошло несколько лет, и когда освободилось соседнее складское помещение, с моей подачи было принято решение взять его в аренду, чтобы расширить общий офис. Сделали комнаты нормальной формы и площади, вход с предбанником, холл с местом для секретаря, комнату для производства, серверную, собственный санузел с душем, поскольку зачастую народ оставался работать допоздна, а иногда и на ночь. Проект делали студентки-младшекурсницы Архитектурного института — дочь с подругой. 

Поскольку я никогда не стремилась заработать деньги любой ценой, поэтому старалась, чтобы условия работы сотрудников были комфортными, а невысокая зарплата компенсировалась гибким графиком, нематериальными и материальными бонусами. Собственно говоря, расширение офиса и ремонт явились следствием этого подхода, что, скорее всего, и стало фатальным для бизнеса в целом, ибо «жировая прослойка» компании была потрачена на ремонт. А увеличение арендной платы из-за увеличения площади и вследствие общей тенденции, которой тогда придерживались арендодатели, вынудило урезать штат до трех человек и в конце 2007 г. переехать в комнату на Казакова, «подселенцами» в небольшую фирму, принадлежащую старшему сыну и его школьным друзьям. Там мы еще потрепыхались до апреля 2009 года, но глобальный кризис 2008-го, вроде бы не сильно затронувший нашу страну, уменьшил количество заказов вдвое, объемы работ также стремились к минимальным, а невеселые перспективы следующих этапов кризиса для бизнеса просматривались уже достаточно явно. Кризис, как оказалось, все-таки задел страну гораздо глубже, чем рассчитывали «верхи», да еще добавились малоприятные изменения в законодательстве — все это в складывающейся ситуации сводило к уровню плинтуса наше дальнейшее существование как юрлица. Скорее всего, именно поэтому решение о прекращение деятельности в прежнем виде далось мне относительно легко. Ближайшие коллеги предложили перерегистрироваться, и в новой фирме мне досталось доля в 30% без моего участия в деятельности. Мы поделили базу клиентов, и я продолжила заниматься все тем же, чем, в числе прочего, и продолжаю заниматься до сих пор. Только уже как фрилансер. Правда, это уже совсем другая история. 

От конца до очередного начала

Всегда было тяжело писать итоги или выводы. Не потому что не знаешь, что или как писать. Дело в другом. Вот на текущий момент это — белое, а это — черное, но как ситуация может обернуться завтра, не знает никто. Возможно то, что вчера казалось таким правильным и хорошим, сегодня окажется своей противоположностью.  

Так что же я получила за 13 лет занятий собственным бизнесом?

Несомненные плюсы:

  • усовершенствование аналитических способностей и системности мышления;
  • умение создавать команду и работать в ней в различном качестве;
  • навыки стратегического и оперативного планирования и управления;
  • умение работать с финансовыми потоками, оценка и распределение бюджета и ресурсов;
  • опыт в постановке задач и формировании планов работ для структурных подразделений и отдельных сотрудников, разработке системы материального и морального стимулирования, контроле выполнения работ, процедур и правил внутрифирменного взаимодействия;
  • организация и контроль технологии процесса выполнения полиграфических работ «под ключ», в т.ч. с зарубежными контрагентами;
  • опыт в организации и проведении выставок, конференций, праздников, а также индивидуальных курсов по обучению и повышению квалификации;
  • умение работать в startup-проектах с любого момента, включая организацию проекта с нуля, его координацию, оптимизацию издержек и перевод на постоянные рельсы;

Непонятные плюсы:

  • умение говорить «нет» на невыгодные коммерческие предложения, поступающие от друзей, родственников и т.д.;
  • умение качественно работать в авральном режиме;
  • умение правильно увольнять сотрудников;
  • умение требовать от исполнителей выполнения задач в поставленные сроки.

Очевидные минусы:

  • жесткость;
  • большая отстраненность, временами переходящая в безразличность;
  • закрытость от окружающих людей и мира;
  • одиночество.

P.S.

Потом были различные стартапы, в т.ч. в области гражданской активности, выборы в Мосгордуму в 2014 году, куда я, естественно, не прошла, экозащита, коей до сих пор занимаюсь и многое другое. Жизнь продолжается. 

2016-04-13, Anny (обновлено 2016-04-14)