Письма сельского почтальона. Письмо второе

Дорогой друг!

Какая осень! Какие краски. Клены. Осины. На фоне темной зелени елей и сосен разбросаны «кровавые кисти рябин...». Наверное, нет уже слов об этом времени года, которые не сказаны. Красота кругом. Время замедляет свой бег, как экспресс перед большой остановкой.

Уже затемно летят гуси. Невысоко. Гогочут, переговариваются. Клин перестраивается, советуются, где садиться... Того болота, на котором всегда ночевали, нет — все вырублено, смято, искорежено гусеницами. Но пока стая, принимая решение, замедлила свой полет, с земли хлестнули выстрелы! Внизу — самый страшный зверь — человек! Он не голоден, ему не надо накормить семью, детей. Нет, он просто развлекается. Ему просто охота этим заниматься. «Охота» — мы в слова-то не вдумываемся.

Господь все дал человеку. Все. Воздух, воду, неимоверное разнообразие плодов, лекарственные травы, скот для пропитания, рыбу в озерах, землю для хлеба.. И молитву «Хлеб наш насущный даждь нам днесь». Насущный — на существование. Ведь человеку очень немного надо — питание для жизни и (не хлебом единым жив человек), чтобы не болеть от обжорства, пьянства, курения и прочих излишеств. Но! Он превратил пищу, продление рода, окружающий мир... в зону развлечений и аттракционов. Извини, тут я опять невольно начинаю пересказывать Толстого...

Но вернемся к нашим крестьянам. XXI век, мир скатывается в «светлое будущее», сметая все на своем пути, а в соседней деревне нет и не будет электричества И, глядя на огарок горелки, в которой смешаны солярка и бензин, в дыму и копоти сидит кормилец этого сияющего огнями XXI века. Как и много веков назад. Ему 74 года, он еще держит козу себе и теленка для сдачи государству на мясо.

А сейчас выпадет снег, туда и дороги не будет полгода, ну, чуть меньше. От поворота три км до ближайшей жизни и восемь км. до магазина. Раз в неделю он добредет больными ногами до того места, где дорога и жизнь отворачиваются от него, и долго сидит, ждет на морозе хлебную машину, у которой вообще-то расписания нет. А когда надо купить продукты, он топчет в снегу свою «дорогу жизни» через озеро, это на два км ближе... бывает, что он и болеет. Однажды не видели недели три...

XXI век, который так шумно встречала цивилизация... Он тоже живет в нем, параллельно, я бы сказал, а может, и перпендикулярно. Этот самый Гриша... Или его, ныне покойный сосед, который в 80 лет держал корову, хотя ноги у него почти не двигались и с них, отекших, он валенки не снимал даже летом. Эти ноги всю жизнь, с перерывом на войну, пасли колхозное стадо. Когда он ходил, то его следы напоминали отпечаток задних колес «Беларуси», елочку. Когда у него однажды, оборвав веревку, ушла корова, он всю ночь шел все эти километры, и «елочка» его следов тянулась до дальней деревни.

Вообще-то «их было трое» в этой забытой всеми деревне. Еще старая учительница, которую однажды нашли случайно на дороге. Она тоже шла куда-то, зачем-то, к людям. А могли и не найти, так бы и лежала на дороге. Случалось уже...

Кто-то, возможно, скажет: «И куда ее понесло?.. Но, как говорят у нас в народе, сытый голодного не разумеет. Это в городе все блестят вставными зубами, а она мяла клюкву деснами, когда болела...

Это я говорю о тех, кто кормит всю эту ораву политологов, музыковедов, политтехнологов..

Я как-то спросил в «собесе», почему очень маленькая пенсия у одной из таких кормилиц с орденом «Трудового Красного знамени» на груди, полученным за работу в тылу во время войны. Она ведь тоже воевала, делая перископы для подводных лодок (про таких говорили, что они «ковали победу в тылу»). «Не заработала, — ответили мне, — была маленькая зарплата». Сколько им платили? Рубль на трудодень да мешок зерна в год? Зато те, кто вскарабкался до кормушки, расталкивая всех и вся вокруг (это их единственная заслуга), как сообщили по радио, имеют зарплату 120 тысяч рублей(...?). «Мы наш, мы новый мир построим», это они пели в 1917 году и теперь, в XXI веке поют. Скажи ему, этому «созидателю» (что за чудная профессия — «созидатель») все в лицо — в суд подаст за оскорбление. А в какой суд подавать одинокому Грише? И на кого? Да он и не доедет до суда, ему от скотины никуда (как во все века). А пока он в свои 74 кормит козу и бычка, бредет до поворота за хлебом, горланит песни, когда дойдет до магазина... Но по-своему он кормит XXI век.

Р.S. Только что прочел первый номер газеты, ты там правь, если что, убирай все лишнее...

Твой Д.В.А. ноябрь 2002

2016-03-16, Anny (обновлено 2017-04-12)