Письма сельского почтальона. Письмо третье

Ты знаешь, дорогой друг, мне сегодня что- то и писать не очень хочется. Вот лежит передо мной на столе телеграмма соседу. Текст дословно: «Не приезжай, вещи пришлет Саша (я так понимаю, сын). Больше нас не беспокой». Без подписи…

Значит, получатель, отец, лежит в больнице, и давно. Он вообще, как говорят — «на ладан дышит». Давление двести пятьдесят — двести семьдесят, почти не сбивается, ноги не ходят, зрения почти нет, инвалидность. «Скорая» его забирает раз в два месяца. Но уже брать не хотят, ему не поможешь, а ехать надо 80 километров, Да и дороги в конце совсем нет: в объезд по полю. Вот финал! Один и никому не нужен... Врагу не пожелаешь. Я не берусь никого судить, жизнь прожита, что там было, одному Господу ведомо. Но он же выкормил сына, и я знаю: у того и машина, и дача, и вообще жизнь налажена там, в Москве. Что же происходит? Впереди зима, старый дом и дров нет, так, обрезки досок, на три дня... он и кошка, которая кормится у соседей...

Ты знаешь, я думаю, так было всегда, во все времена. «Старик и море» помнишь? А тут «Старик и озеро». Надергает мелочи и продает, с того и живет. И у него собака щуку утащила. Не акула, конечно, но результат тот же. И везде, всегда одно и то же. Я как-то случайно увидел одного известного певца. Перед ним прежде все кланялись, рыдали, когда он пел, возносили. Ни одного правительственного концерта без него, зал рушился от аплодисментов — народный артист СССР Анатолий Соловьяненко! Богом данный голос... старик, в потертом костюмчике, седенький, сгорбленный, молчаливый... Все! Финал! И каждого это ждет — «никомуненужность».

Почему старость никому не нужна? Она может быть обеспечена, может быть помещена в дом престарелых (но это все лишь внешняя форма). А может, она это заслужила? Старики вечно ворчат, требуют заботы, им «все не так», за ними нужен уход. Они «мешают жить», отнимая время у вечно спешащей молодости... но ведь не всегда же будет 15-20, будет, Бог даст, и 50-60... Один мудрец (да и не один) сказал, что если бы люди знали время своей смерти, они бы жили по-другому.

Есть такая притча: в одном племени старых людей увозили на маленьких тележках к обрыву и сбрасывали туда. И вот однажды отец и сын повезли деда в эту яму. И, когда сбросили его туда, мальчик бросился следом. Отец остановил его и спросил: зачем? А сын ответил: «Я за тележкой, а то на чем я тебя повезу, когда состаришься...». Отец полез в овраг, достал деда, и с этого времени стариков перестали выбрасывать. Сейчас, конечно, оврагов нет, но дикое европейское племя изобрело эвтаназию. «Овраг» теперь культурный... Смотреть правде в глаза трудно, очень жестокий взгляд. Вот мы и отворачиваемся. Единственное место, где можно обрести покой, церковь. Сколько ни ищи, сколько ни пытай, изучи все книги — ответ один. Всегда, все, кто по-настоящему задумывается над жизнью, берут в руки Евангелие. Интересно, что почти все выдающиеся ученые мира — поголовно верующие. А сколько людей у меня на глазах побросало машины, особняки, огромные средства и ушло в монастыри.

Кто-то может одного назвать чудаком, может нескольких человек, но не такое же количество, значит, что-то не так в этом мире... Совсем не так. Пора задуматься, за нами следом идут наши дети. Но что нам неведомо, то для них не существует. Эх! «Если бы молодость знала, если бы старость могла!»

Ладно, я эту телеграмму отдавать не буду соседу. Домой вернется, тогда и поговорим. Пойду разнесу почту.

Р.S. Почему прекратили подписку на «Русскую провинцию»?

Напиши подробно.

Твой Д.В.Л. ноябрь 2002

2016-03-23, Anny (обновлено 2017-04-12)