Вечная любовь| Проза от Катрин

Комната в старой «хрущёвке». Ободранные старые когда-то белые обои, опадающая штукатурка с потолка, скрипучий распадающийся паркет, никогда не закрывающая дверь балкона.

Посреди сего великолепия стоял стол, созданный из двух поставленных друг на друга ящиков для стеклотары и постеленной сверху газеты. В углу лежал виды видавший матрац. Романтическое освещение создавала одна горевшая лампочка под потолком.

Здесь жила пара. ОН и ОНА.

Правда, свою комнату они видели несколько иначе. ОНИ жили в своем готико-романтическом мире, где матрац был царским ложе с черным шелковым бельем и пологом над ним; где стол был журнальным столиком XIV столетия, на котором стояла ваза с красной розой; где освещение было доступно только благодаря имеющимся свечам. Сквозняк из балкона развевал темные шторы, длинную юбку ЕЁ платья и ЕЁ длинные и черные, как смоль, волосы.

Кроме прекрасных волос ОНА обладала высоким ростом, худощавым телосложением и иссеня-бледной кожей.

ОН был под стать ЕЙ. Высокий, худощавый брюнет.

Внешне ОНИ были крайне похожи. Только цвет глаз у них был отчетливо различим: у НЕГО – светло-карие с желтым обрамлением по кайме зрачка, у НЕЁ – морозно-голубые.

Готическая пара Рассказ с неожиданным концом

ОНИ уже не помнили, как давно ОНИ вместе, как ОНИ познакомились, обоим казалось, что ОНИ вместе с самого рождения, что ОНИ были вместе всегда.

ОНИ обожали тихие вечера и призрачные ночи. ОНИ могли долго сидеть и молча общаться ни о чем – настолько им было хорошо и приятно друг с другом. Но однажды пришел вечер, когда молчание пришлось нарушить.

- Здравствуй. – Тихим спокойным голосом начала ОНА и присела на ложе.

ОН сидел рядом. Оба смотрели на розу на столе.

- Здравствуй, дорогая. – Безэмоционально ответил ОН.

- Я сегодня была у доктора… У меня приятная новость. – Продолжила ОНА ровным тоном.

- Что он сказал?

- Я скоро умру.

- Прекрасно. – ОН взглянул как бы сквозь НЕЁ. – И как долго ждать?

- Совсем немного.

- Я очень рад.

ОН встал, медленно повернулся к НЕЙ и подарил ЕЁ руке поцелуй холодных губ.

Вечера и ночи продолжались. Время текло сквозь них медленным туманом, обволакивая их пеленой ожидания.

И вновь ОНИ молча сидели и смотрели на прекрасную алую розу в вазе на столе.

Вдруг ОНА повернулась к НЕМУ и тихонько произнесла:

- Мне кажется, пора.

- Любимая…

- Но у меня есть предсмертное желание..

- Все, что угодно.

ОНА встала и, не отрывая взгляд от розы, произнесла:

- Природа создала мужчину и женщину различными. Она не взлюбила женщин: лишив их слишком многого, она восполнила их мучениями. А ты, моя любовь, можешь исполнить мою мечту. Ты всегда имел возможность быть во мне… И был. Ощущая меня не так, как я ощущала тебя. Я была лишена одних ощущений, а ты был лишен других. Но после моей смерти это пробел можно восполнить и мы, наконец, станем единым целым.

После этой речи ОН встал, приобнял ЕЁ сзади и поцеловал в плечо.

- Любимая, я буду счастлив слиться с тобой и исполнить твою мечту и предсмертное желание.

Той же ночью сердце ЕЁ остановилось.

ОН положил ЕЁ на пол… Поцеловал мертвые губы… Достал из-под подушки большой кухонный нож…

***

Соседи этой прекрасной пары явно не долюбливали их, ОНИ даже вселяли в них какой-то ужас и негодование. Но проблем ОНИ не причиняли, а потому приставать к НИМ было не из-за чего. В соседней квартире проживала бабушка-божий одуванчик, которая испытывала к НИМ кроме всего прочего чувство омерзения, которое усилилось, когда она стала чувствовать исходивший из ИХ квартиры странный запах. Запах тот с каждым днем все усиливался, и уже не только бабулька стала его ощущать. На стуки в дверь, само собой, пара не реагировала. Общим собранием подъезда было принято решение выбить дверь насчет РАЗ-ДВА-ТРИ посредством могучей силы местного сантехника. Дверь поддалась со второй попытки. И на всех присутствующих обрушилась волна зловония и пронзительной тишины. Сантехник прошел вперед, за ним бабушка-соседка, далее остальные. Представившаяся им картина вызвала шок у мужской части и обмороки у женской.

***

Полиция приехала не сразу. Подъехав к необходимому подъезду, они очень удивились, когда увидели, массу людей на улице, беседовавших между собой. Около двери стоял сантехник и нервно курил папиросу. Лицо его было бледным и выражало ужас.

Старший сержант подошел к нему.

- Что здесь происходит? Почему люди на улице?

- Я никого не пускаю. Да люди и сами не хотят туда заходить, пока их не увезут. Там приехали ваши судмедики. Мы пока ждем.

- Че, все так плохо? – с ухмылкой произнес сержант.

Сантехник посмотрел на него и только через некоторое время произнес.

- А ты сам зайди – все сам и поймешь.

Старшина зашел в подъезд, прошел в квартиру. В комнате работали патологоанатом, фотографы и другие знакомые ему ребята.

- Привет, Иваныч, — обратился он к тому, кто стоял над трупом молодого человека и останками, как он понял, девушки.

- Здорово, Санек.

- Ну что тут у нас?

- Да че, господи, мать их. Два не то наркомана, не то просто психи. По словам соседей, были очень тихими, странными и, кажется, любящими друг друга. Называли друг друга «Любимый» и «Любимая». Ощущение, что они как-то вообще не выходили из квартиры своей… Чем они питались, как жили – хрен знает. Короче… Девка явно умерла своей смертью, а потом это дебил попытался частично ее расчленить, частично съесть. Видать, была не очень вкусной – вон он сколько ее тут выблевал. Ваще мрак какой-то и ересь, если честно. Че у него там в голове было – я не понимаю. Помер явно от заворота кишок… Подробности при вскрытии, конечно, но дурдом тот еще. У них даже и вещей тут толком нет. Кто они, что они. В общем, удачи тебе Саш.

- Ну спасибо, Иваныч…

Старший сержант почесал затылок и понял, что работы тут не початый край. Он смотрел на два трупа и понимал, что голова его не создана для того, чтобы понять эту Любовь.

2013-11-06, Katrin Maksimova (обновлено 2016-01-26)