Про интеграцию

Интеграция... Что это такое? Для чего она нам? Нужна ли она вообще?

Про интеграцию пишут много, по-разному, у некоторых появляется свое мнение о ней, но прежде, чем «окунуться» в эту проблему, надо с чего-то начать. Посвящается всем. Особенно тем, кто впервые услышал это слово.

Интегра́ция (от лат. integratio — «соединение») — процесс объединения частей в целое.

Такое значение дается в Википедии.

В данной статье хотелось бы кратко рассмотреть социальную интеграцию (в рамках интеграции образовательных учреждений).

Обратимся опять же к Википедии (а чего далеко ходить?).

Социальная интеграция — процесс установления оптимальных связей между относительно самостоятельными социальными объектами.

Что включает в себя социальная интеграция?

  1. Принятие индивида другими членами группы

  2. Процесс установления оптимальных связей между относительно самостоятельными малосвязанными между собой социальными объектами (индивидуумами, группами, социальными классами, государствами) и дальнейшее их превращение в единую, целостную систему, в которой согласованы и взаимозависимы ее части на основе общих целей, интересов.

  3. Формы поддержания социальной системой устойчивости и равновесия общественных отношений.

  4. В дефектологии — успешная социализация индивида, который преодолел негативные последствия ситуации, связанной с его дефектом.

Давайте попробуем рассмотреть каждый из этих пунктов по отдельности. Итак…

  1. Принятие индивида другими членами групп.

Что это значит? Это значит, что если в школу, в класс (то есть группу) привели ученика с особыми потребности в плане обучения, с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ), с любыми нарушениями поведения, то члены этой группы должны принять этого ученика.

Конечно, любого «новичка» принимают со временем. Но все-таки принимают, так или иначе. Смогут ли принять «особого», в том или ином смысле, ученика – вопрос. Не так ли?

Тем не менее, это возможно. Все зависит от многих факторов: это и воспитание учеников, их личностные установки, это и правильная работа классного руководителя по налаживанию отношений как с детьми, так и со взрослыми.

То есть с этим еще можно справиться. Идем дальше.

  1. Процесс установления оптимальных связей между относительно самостоятельными малосвязанными между собой социальными объектами (индивидуумами, группами, социальными классами, государствами) и дальнейшее их превращение в единую, целостную систему, в которой согласованы и взаимозависимы ее части на основе общих целей, интересов.

Здесь хочется остановиться более подробно.

На примере того же класса: ГРУППА + «Новый» человек с особыми потребностями и тд = НОВАЯ ГРУППА.

В итоге они должны стать чем-то новым по сути.

Как это может произойти? Выше написано: «на основе общих целей, интересов». А могут ли все цели и интересы такой НОВОЙ ГРУППЫ быть общими?

Вообще какие цели и интересы могут быть у школьников любого возраста? Думаю, самой главной целью существования человека является общение, и школьники здесь, конечно, не исключение.

Общение – это процесс обмена информацией между людьми. Что это может быть за информация, как она передается, какими действиями сопровождается – уже не так важно. Но при общении человек должен понимать другого человека.

И вот приходит Новый человек. Кто это может быть, если это интеграция? Это может быть ребенок с проблемами слуха или его отсутствием. Хочет он общаться? Конечно. Но делает он это подчас своим способом, на языке жестов. (Особенно, если у ребенка слух отсутствует). Понимают его остальные члены группы? В общей массе – нет. Если же у ребенка есть остаточный слух, он может пользоваться речью, но часто она бывает нарушена. Такого человека сложно понимать, сложно привыкнуть, да и дети, если будут слышать такую речь, то наверняка будут, что называется, передразнивать. Общение есть, но, согласитесь, носит оно своеобразный характер. Попросту говоря, негативный.

Ребенок с проблемами зрения или отсутствием зрения. Может быть общение? Безусловно! Могут ли быть проблемы с общением? Обязательно. Такому ученику нужны большие усилия, чтобы понимать, о чем идет речь, и пользоваться специальными способами обработки информации. И опять же может повториться ситуация для детей, где группа уже сформировавшаяся будет воспринимать нового члена враждебно, ведь он же СЛЕПОЙ! Он может ходить с тростью, чтобы перемещаться, он может «мешать» остальным детям. Реакция на «помехи» у каждого человека примерно одинаковая: раздражение. В итоге, общение может быть, но скорее всего оно опять же будет негативным. Хотя при должной работе с членами группы ситуацию можно исправить.

Примерно такая же ситуация ждет и детей с проблемами опорно-двигательного аппарата. Многие возможно будут его воспринимать как какое-то «препятствие», «помеху», но при должной воспитательной работе все может измениться к лучшему. Это сложно, но возможно.

Хотелось бы оговориться, что выше рассматривались дети хоть и с явными недостатками здоровья, но с нормальным интеллектом.

А если это дети с проблемами умственного развития?

Ну дети с ЗПР, с легкими формами синдромов (при почти сохранном интеллекте) вполне смогут общаться более-менее нормально, ибо они почти в норме воспринимают окружающую действительность. У них есть потребность в общении, их могут понять, они могут понять других. Единственное – процесс перехода к нормальному общению, думаю, пройдет не без этапа негативизма.

А если это ребенок с очень большими проблемами умственного развития? Это дети с умственной отсталостью разной степени, дети с выраженными дефектами, дети с аутизмом, с шизофренией и т.д. Вопрос: им вообще общение нужно? Очень хороший вопрос. Но такие дети не смогут на него ответить..

«Сложного» собеседника (если он общается) сложно понимать или вообще невозможно, кроме того, у многих бывает нарушена мотивация. Получается, главные звенья процесса коммуникации изначально нарушены. Значит, и полноценного общения быть не может.

Конечно, одна из общей целей класса в школе – это получение знаний.

Каждый ребенок требует особого отношения к себе и соответствующего внимания со стороны учителя. Любой педагог старается выполнить свой долг в связи с этим: для этого у него существует свой набор методик, приемов и т.д. И когда в классе наблюдается примерно одинаковый уровень развития детей, то пройти программу и получить определенные знания не так сложно. В конце концов, учитель – это специалист, его учили, как учить детей.

И вот приходит НОВЫЙ УЧЕНИК (в данном случае, конечно, я рассматриваю ученика с ОВЗ).

Если это ребенок с проблемами опорно-двигательного аппарата, но при этом слух, зрение, интеллект (!), мелкая моторика у него в норме – все прекрасно. Остается оборудовать школу пандусами и проводить определенные беседы с родителями и учениками для адекватного восприятия такого ребенка.

Но даже если только мелкая моторика у него уже будет не в норме, начнутся проблемы. Потому что такой ребенок не сможет нормально писать: либо будет писать только с помощью учителя («рука в руке»), либо вообще сможет работать только устно. А это, в свою очередь, уже отделяет его от общего потока. И остальные дети будут воспринимать его уже иначе.

Ну а если это дети с нарушениями зрения, слуха, интеллекта, то одной статьи мало будет, чтобы описать все проблемы, которые у них могут возникнуть в связи с обучением в массовой школе…

Дело ведь в том, что когда-то специальные школы (для детей с особыми потребностями) разделили на 8 видов!!!! Не на два, не на три, а на восемь!

  1. I вид – неслышащие дети.
  2. II вид – слабослышащие дети.
  3. III вид – невидящие дети.
  4. IV вид – слабовидящие дети.
  5. V вид – дети с тяжелой речевой патологией.
  6. VI вид – дети с нарушениями опорно-двигательного аппарата.
  7. VII вид – дети с задержкой психического развития.
  8. VIII вид – дети с умственной отсталостью.

И каждый такой вид подразумевает свою программу, свои методики, свое специальное обучение. А теперь, благодаря новому закону об образовании, по которому любой ребенок может пойти в любую школу в независимости от его психофизического состояния, каждый учитель, получается, должен знать все программы, все методики, все специальные подходы, а так же и классические (массовых школ), то есть стать каким-то супергероем образования.

Сложно представить, как должно проходить обучение, переподготовка специалистов. В любом случае, для этого нужно время, а в это время ни один из детей какого-нибудь смешанного класса не будет получать ни должного общения, ни должных знаний.

Да, есть минус в делении школ на виды – отгорождение людей друг от друга. Поэтому наше общество «шарахается» от ненормальных, по их мнению, людей. С другой стороны, никто ведь не говорил, что детей надо запирать, водить только от школы до дома и обратно.

Вывод: комплектовать классы нужно по уровню развития детей, чтобы он был примерно одинаковым, НО нужно проводить политику свободного общения всех детей вне стен образовательных учреждений. А для этого у нас есть, во-первых, свободное пространство на улице, а во-вторых, можно создавать общие мероприятия, общие концерты, ярмарки, праздники и т.д. и т.п.

  1. Формы поддержания социальной системой устойчивости и равновесия общественных отношений.

Цель интеграции, безусловно, благородна. Люди, которые ее придумали, хотели, чтобы в нашем обществе соблюдалось равновесие общественных отношений, попросту говоря, чтобы все были равны.

А равны ли мы сейчас? Думаю, каждый человек может ответить на этот вопрос сам, и вряд ли этот ответ будет положительным.

А сможем ли мы стать равными в будущем? Лично я в этом очень сомневаюсь, да это нам и не нужно. Нам нужно, чтобы всех людей признали людьми, без всяких оговорок. Вот тогда будет соблюдено хоть какое-то равновесие и устойчивость в общественных отношениях.

  1. В дефектологии — успешная социализация индивида, который преодолел негативные последствия ситуации, связанной с его дефектом.

Как дефектолог, могу сказать, что случаев успешной социализации не так много. Этому «благоволит» множество аспектов, и их слишком много.

Один из таких аспектов – все то же общество. Даже не каждый дефектолог может принять человека с ОВЗ просто как человека. А что уже говорить об обычном среднестатистическом гражданине?

ОВЗ – значит, чего-то не может... Но я тоже много чего не могу, и никогда не смогу (и я не про полеты и перемещение во времени силой мысли). С другой стороны, есть множество примеров, когда человек может что-то, чего не должен уметь по определению.

Есть миллиарды примеров сильных и слабых людей. Есть варианты, когда человек действительно ничего не сможет ни при каких обстоятельствах, а есть – когда человека надо постоянно тащить, и он сделает что-то. Много-много всего… Сейчас главная задача специалистов – разобраться в этой куче проблем, все расставить по полочкам и дать необходимую информацию людям.

Но при этом задача общества не менее важна, и я ее уже озвучила: ПРИНИМАТЬ ВСЕХ ЛЮДЕЙ ЗА ЛЮДЕЙ, а не за кого бы то ни было. В этом и будет состоять главный аспект интеграции человека с ОВЗ в общество.

2014-03-29, Katrin Maksimova (обновлено 2016-10-07)