Немного лирики

*27 июня 2015*

Для того, чтобы человеку выработать привычку, нужно двадцать один день ее вырабатывать. Сегодня обратил внимание, что жизнь в деревне для меня стала некой обыденностью. Ещё неделю назад была мысль о том, что буду долго привыкать к отсутствию цивилизации. Естественно, я моделировал и автономное выживание, практиковал выживание в лесу на подножном корме. Сейчас понимаю, что относился к этому не более чем к отработке навыков на практике, и надолго уйти в леса, экопоселения или в отшельники смог бы только по очень жесткой нужде. Добровольно сменить вселенную и уйти в параллельные миры смог бы только, если уж совсем припрет.

Для горожан, детей асфальта, переезд в деревню, сродни переезду в сказочный лес из «Алисы в стране чудес». Создается впечатление, особенно в первые дни, что попал в какой-то другой мир. Мир, в котором живут другие люди, в котором работают другие законы. В нем нет фальши, он настоящий, искренний и созидающий.

Время здесь имеет свойство останавливаться. Оно как бы идет, но все равно духи прошлого живут здесь. То тут, то там попадаются на глаза всевозможные предметы быта людей, которых нынче нет.

Предметы, с приходом цивилизации теряют необходимость, но никуда они не деваются. Колодцы стоят одиноко. Один колодец выкапывался на три-пять дворов. Где-то в сараях пылятся коромысла. На многих из них нанесена резьба местных мастеров прошлого. Эти люди живут до сих пор, несмотря на то, что они уже давно похоронены. «Петька Кривой – эка был мастер на все руки. Из дерева резал, как из бумаги. Ложки вырезал для всей деревни, так, между делом. А за коромыслами да подсвешниками, к нему с самой Москвы приезжали!» — восхваляет неизвестного мастера по резьбе одна из местных старожил.

Держу в руках коромысло слегка подгнившее, рассматриваю замысловатые узоры, нанесенные натруженной рукой местного мастера. И он живет в этой работе, люди ценят его, помнят, и оберегают память об этом человеке. Им не нужны старые каменные ручные жернова, но они до сих пор стоят в подсобных помещениях рядом с пустой коробкой из-под плазмы, создавая эффект безвременья, где мертвые живут параллельно с живыми.

Да, есть чувство, что находишься где-то на другой планете.

Проезжая поле за полем, ты можешь орать песни во все горло, и никто тебе ничего не скажет, только ветер не в такт подыграет, посвистывая меж верхушек деревьев. Находясь здесь, тяжело представить, что где-то кто-то встает, бежит на маршрутку, пересаживается в метро, сквозь толкучку выходит, направляется к работе, весь день перебирает бумажки. После этого вечером его ждут снова серые лица серых людей подземелья метрополитена, дорога домой, ужин и спать, чтобы завтра снова начать бег внутри того же колеса. Спроси его, зачем? И ты получишь ответ, который понять сможешь, только если сам такой же раб системы муравейника. Да, я сам такой, я понимаю его. Именно поэтому я здесь – потому что его понимаю.

Сегодня решил плюнуть на все – собрал семью, и пошли гулять вдоль полей к хвойному лесу. Наелись земляники до аскомины во рту. Лепота! Бредешь по траве, ешь сладкую, сочную, налитую после дождя ягоду. Рвешь, ешь, и не боишься, что ее кому-то приходило в голову поливать химикатами. Не боишься за то, что она может быть напичкана выхлопными газами. Она чиста, словно слезинка росы, появляющаяся в дорассветные часы в горах летом.

На тему других законов

Здесь детский труд не карается законом, а поощряется. Здесь часто встречаешь детей за рулем автомобиля. По законам РФ водить имеют право лишь лица, достигшие определенного возраста при наличии прав. Этим подросткам, порой, и двенадцати нет, а они по хозяйственным делам в соседнюю деревню по трассе или даже просто по деревне ездят на отцовской машине. ДПС здесь нет, а родители наоборот поощряют своих сыновей за то, что те стараются приобщиться к механизмам с детства. Я уже не говорю о мототехнике, которая здесь наполовину не имеет документов, а ездить на ней начинают тогда, когда равновесие научатся держать на велосипеде.

Здесь нет полиции, но никто никого не грабит и не насилует. Здесь многие дома не имеют заборов и замков на дверях, но никто ничего не ворует. У многих есть ружья, но никто в людей не стреляет.

Здесь ходят украинцы в гости к русским, а русские к украинцам, и связывает их меж собой крепкая соседская дружба. Здесь время течет медленно, размеренно. Дышится легко и свободно. Здесь утренний крик петухов вместо писка китайского будильника, и утро радует запахом трав.

Здесь главный чиновник живет средь людей. Он ходит на работу без охраны, не ездит на Ламбе, и да, кстати, пешком! Он не боится народа, потому что сам он народ, как и все остальные.

Горожане хотят, чтобы мир был другим. Чище, добрее, спокойней надежней. Многое из того, что хотят изменить горожане в социальном мироустройстве, уже построено в деревнях. Они этого не знают, а параллельный мир находится не так уж и далеко.

От небольшой романтики перейду к теме блога…

По птицам:

  1. Бройлеры отлично себя чувствуют в загончике, набирают вес. На выгул не просятся.
  2. Утята растут в разном темпе. Жрут все. Самостоятельно заходят «домой» на ночевку.
  3. Цыплята несушек продолжают уменьшаться в количестве. Осталось девять из пятнадцати. У многих соседей передохло все оголовье, несмотря на антибиотики и витамины. У нас осталось девять самых сильных из поголовья. Три цыпленка чихают, но достаточно активны, едят хорошо, растут тоже неплохо.

По огороду снял видео для наглядности.

 

Утята

Зеленый помидор

Рассвет

Рассвет

Цыплята бройлеры

Огород заросший крапивой

Тропинка в огороде среди крапивы

2015-09-27, Денис Савостьянов (обновлено 2016-10-07)